chaesНа Международной научно-практической конференции "Экология человека в постчернобыльский период" в Минске эксперты заявили, что о последствиях аварии судить еще рано, а пострадавших необходимо поддерживать и в дальнейшем.


Депутат Брянской областной думы эколог Людмила Комогорцева говорит, что в человеческой жизни 25 лет - это четверть и более жизни. Те, кто был детьми во время аварии на ЧАЭС, растят уже своих детей. С точки зрения медицины также можно делать определенные выводы. Однако в общеприродном масштабе человечество, как было несведущим в отношении воздействия радиации, так и осталось.

- С глобальной точки зрения 25 лет - ничтожно маленький отрезок времени. Что касается долгоживущих радионуклидов: стронций, плутоний, который переходит в америций-241 -- их полураспад занимает несколько столетий.

Сбываются прогнозы об увеличении количества случаев заболевания раком

Сегодня нельзя говорить, что белорусы близки к решению проблемы ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. От радиации мы не избавились. Начинают сбываться прогнозы тех ученых, которые предсказывали рост онкологических заболеваний.

- Если первые годы и в Беларуси, и в России мы боролись с последствиями патологий щитовидной железы, то теперь мы обеспокоены количеством случаев рака молочной железы, -- отмечает Комогорцева. -- В Брянской области был проведен скрининг более 5 тысяч женщин, у половины из которых выявлены заболевания молочной железы. Наши медики пытаются выяснить, что является первопричиной столь распространенной патологии. Многие из них склоняются к тому, что увеличение заболеваемости связано с радиоактивным облучением населения.

В Беларуси заболеваемость раком молочной железы также растет. Ежегодно заболевает до 3 тыс. 700 человек (в 1970-е годы - 770). За прошлые пять лет темпы прироста рака снизились, однако число заболевших продолжало расти. Самая высокая заболеваемость раком молочной железы в 2009 году отмечалась в Минске.

Заведующий отделом онкомаммологии республиканского научно-практического центра онкологии и медицинской радиологии имени Александрова Леонид Путырский так объясняет рост заболеваемости:

- Увеличение заболеваемости связано с тем, что чаще встречаются факторы, способствующие развитию рака молочной железы. Женщины позже рожают, экология ухудшилась.

Фактором риска развития рака, по словам специалиста, является наличие заболевания у близких родственников, физические травмы молочной железы, стрессы и переживания, ожирение, недостаток витаминов (А, Е, С, Д), гиподинамия, нарушение функции печени, щитовидной железы, яичников.

- Остается вопрос: является ли рост заболеваемости следствием воздействия радиационного фактора на молочную железу или связан с опосредованным фактором - гормональным сдвигом, который вызван большими дозами радиации, пришедшимися на щитовидную железу, - отмечает профессор Алексей Океанов, в прошлом директор Института радиационной медицины.

Профессор Океанов констатирует высокий риск развития рака щитовидной железы в Беларуси. Выводы сделаны на основании белорусско-американского проекта в рамках которого ежегодно обследуется 12 тысяч белорусских детей. Кроме рака, получил распространение гипотиреоз - специфическое состояние организма, связанное с реакцией на низкий уровень гормонов щитовидной железы, то есть ее недоразвитие. Гипертиреоз вызывает умственную неполноценность.

Показатель заболеваемости гипотиреозом среди взрослых в 1998 году был 11,7 на 100 тыс. населения и стал 37,9 на 100 тыс. населения в 2008 году. Самые высокие показатели заболеваемости отмечаются в Гомельской области.

Также, отмечает Океанов, нельзя исключать фактор радиации в возникновении гипертонической болезни, сердечно-сосудистой патологии, сахарного диабета и других заболеваний.

Выводы о воздействии радиации базируются на неверных данных

К сожалению, выводы, которые строятся на статистике, не всегда верны, говорит профессор Океанов.

- Статистика порой недостоверна, -- считает специалист. -- Например, кто знает, какие дозы получило население в зараженных районах или ликвидаторы? Мы хорошо знаем, как использовался дозиметр один на всю группу, как скрывались дозы, чтобы выполнить нормативы. Таким образом, информацию о дозах нельзя назвать достоверной.

Кроме того, существует доза, полученная в медицинских учреждениях, которая недостаточно учитывается. Считается, что за счет естественного фона каждый из белорусских граждан получает 2 мзв/год, за счет медицинского -- 1,4 мзв/год.

- Отмечу, что не каждый человек проходит медицинское исследование. Следовательно, есть группы людей, которые получают за счет медицинских источников большие дозы облучения. При профилактических медицинских мероприятиях доза, как записано в инструкции, не должна превышать 1 мзв. И только в случае эпидемий мы можем ее превысить. Однако на практике это не всегда соблюдается, -- говорит Алексей Океанов.

Кроме того, медики подчеркивают необходимость учитывать не только внешнее облучение, но и внутреннее, которое получают люди при потреблении зараженных радионуклидами продуктов.

Последствия аварии на ЧАЭС еще впереди?

При этом Океанов отмечает: одна из главных проблем, которая мешает достоверно судить о последствиях радиационного облучения, - это латентный период рака. Этот период для развития злокачественных образований, за исключением лейкозов и рака щитовидной железы, составляет 20 и более лет.

Профессор подчеркивает, что заявления на Чернобыльских форумах о том, что последствия аварии не являются катастрофическими ни для кого, кроме ликвидаторов, были сделаны в период, когда последствия не были проявлены в полной мере.

Временный поверенный в делах Японии в Республике Беларусь Мацудзаки Киёси также считает, что для реабилитации пострадавших регионов потребуется много времени, поэтому помощь Японии рассчитана на долгосрочный период.

По данным японских медиков, пик заболеваемости злокачественными опухолями наблюдался через 40 лет после катастрофы в Хиросиме и Нагасаки.

Между тем в Японии было однократное облучение. Облучение белорусов является длительным в небольших постоянно воздействующих дозах. Так что даже для экспертов это вопрос -- каких последствий следует ожидать белорусам.

Океанов убежден, чтобы смягчить медицинские последствия аварии на ЧАЭС, необходимо прежде всего совершенствовать канцер-регистр (картотеку пациентов), создавать адекватные группы сравнения. Необходимо провести выборочное определение доз облучения хотя бы тех людей, кто заболел.

- Мы знаем намного больше, чем знали 25 лет назад. Тем не менее, перед нами стоит огромное количество вопросов, - подчеркивает профессор Океанов.


Источник